карточка участника

Вернуться
40

Сайранова Алина

Возраст: 15 лет
Страна: Россия
Город: Челябинск
Образовательное учреждение: МБУДО "ЦДЮ г. Челябинска"
Творческий коллектив: Газета школьников Тракторозаводского района города Челябинска "То4ка ЗРения"

Категория участника: Новичок
Номинация: Юные журналисты за умное и полезное информационное пространство

Портфолио участника

Рассказ о себе:
"Пишу и танцую, следовательно, я существую". Кратко? Да, но по делу.За два года в журналистике напечаталась в 15 выпусках газеты "То4ка ЗРения". Я поработала корреспондентом в видеосюжетах, прошла курс по событийному маркетингу, попробовала себя на сцене фестиваля СМИ "Журналина", взяла интервью у актёра театра, поэта, танцора, написала репортаж с вершины скалы и победила в нескольких конкурсах. Невозможно не упомянуть о моих занятиях танцами, ведь они характеризуются работой перед большой публикой, на камеру. Более того, в своём Образцовом хореографическом коллективе "MIX-STYLE" я являюсь ещё и корреспондентом. Соединив в себе журналиста и танцора, почувствовала тягу вдохновлять людей, творить и креативить. А главное, я почувствовала, что могу делать это. Конечно, стремлюсь пробовать новые направления, писать тексты, каждый из которых будет лучше предыдущего, видеть ещё больше улыбок, возникающих от моей творческой деятельности, открывать мир с новых сторон. Я уверенно осуществляю эти мечты, даже не обращаясь к своей тысяче бумажных журавлей, что по легенде исполняют желания. А ведь уже из первой прочитанной Вами строчки стало ясно, что именно заставляет мои глаза цвета горячего шоколада сиять, а сердце, бьющееся в ритм музыки, пылать.

Документы:
4

Краткий рассказ о работе:
Люди с ограниченными возможностями занимаются творчеством и живут, свободно самовыражаясь. Поверьте, они ждут не жалости, а момента, когда смогут творить среди людей, которые их понимают. Нам достаточно сделать первый шаг и выучить первый жест прямо сейчас.

Моя статья

Первый шаг и первый жест

Наше место
Повседневность, особенно журналистская, интересна случайными встречами и событиями, способными менять мировоззрение. Тишина не значит молчание – первое, что я поняла, увидев общение на РЖЯ*, неподвластное окружающим. Второе – жестовый язык* грациозен и похож на танец. Эти мысли зародились на фестивале детских и юношеских СМИ Челябинской области «Журналина». Тогда я впервые узнала о таком виде искусства, как жестовое пение, даже выучила припев из песни «Юность» группы Dabro. Именно в ту снежную среду, 17 ноября 2021 года, я познакомилась с деятельностью инклюзивного молодёжного клуба «Наше место», члены которого стали моими проводниками в пространство творчества, для которого нет преград.
История Клуба, что пишется тысячами людей со всей России, начала создаваться 6 октября 2013 года. На его счету несколько масштабных проектов, среди которых благотворительные «Необыкновенные ёлки» для детей с ОВЗ* и молодых людей с инвалидностью, обучение русскому жестовому языку «Говорим без слов», Платформа роста волонтеров PRO|ДЕЙСТВИЕ и многие другие. На сегодняшний день здесь работают инклюзивные коллективы вокала, жестового пения и танцев разных стилей. «Наше место» - это пространство, где люди, независимо от ограничений, находят поддержку и занимаются творчеством.
«Клуб «Наше место» необыкновенен. Независимо от каких-либо внешних или внутренних ситуаций, это место остаётся своим для каждого, кто когда-либо прикасался к нему. Здесь люди разные, но объединены одной идеей – развитие инклюзивного творчества. Каждый в «Нашем месте» верит, что люди равны, равны их качества, их таланты и общение. Клуб необыкновенен ещё и по той причине, что меняет судьбы, заставляет людей верить в мечту. Было создано немало идей и творений по мечтам его участников, и мы продолжаем мечтать до сих пор», — растрогала юного журналиста Виктория Валерьевна Архипова, контент-менеджер клуба. Пообщавшись с ней на «Журналине», я и поняла, что «Наше место» гостеприимное, доступное и близкое каждому. А инвалидность – тема, наполненная стереотипами, которые нужно разрушить.

Свободный танец в уютном пространстве
С 2014 года в Клубе «Наше место» работает творческое пространство PRO|ТЕБЯ - Студия дружеских встреч для молодежи с ограничениями и волонтёров. Живопись, йога, поэтический кружок, походы в кино, театральное искусство – это далеко не весь список направлений, которые может попробовать каждый. Здесь заметят и посмотрят не из-за физических или ментальных особенностей, а благодаря неповторимому подходу к творчеству, рождающемуся прямо на мастер-классах.
Широкий шаг на пути к миру ОВЗ сделан в сторону хореографического кабинета. Я направилась в студию свободного танца. Ещё не заходя в кабинет, познакомилась с одним из самых улыбчивых людей, которых только встречала! Следующие, кто подходили к месту камерных встреч клуба, были совершенно такими же, что даже было неудобно стоять с серьёзнейшим выражением лица. К счастью, таким оно было недолго.
Встав в широкий круг в начале занятия, мы по очереди выходили в центр, показывая любимые танцевальные движения, задавая толпе ритм. Каждый на несколько минут становился хореографом, на которого направлены восхищённые взгляды. Остальное время мы смотрели на своё отражение в зеркале, на хэштеги #Насневозможнонезаметить, #НашеместоЧелябинск и на хореографа Анну Андреевну Морозову. Она уже несколько лет является педагогом танцевального коллектива «Line» для колясочников и волонтёров. С сентября 2021 года также работает в пространстве PRO|ТЕБЯ.
Некоторые люди не находят место, где могут свободно общаться и творить, не стесняясь. А «Наше место» становится спасением, отдельным миром. Со стороны ребята казались семьёй, в которой вместе уживаются несколько поколений. У них есть общие радости, даже небольшие ссоры. Последние забываются во время «Макарены» и в конце занятия, когда Анна Андреевна произносит: «Правую ручку нашли, левую ручку нашли и похлопали все вместе!».

Палитра творческих возможностей
На следующий день я вернулась к дверям под вывеской «Наше место». На этот раз взяла в руки карандаши, фломастеры и планшетку с ярким призывом: «Мечтай». Урок живописи провела Анастасия Игоревна Бахтина, преподающая в «Нашем месте» с 2017 года. К ней приходят с ментальными ограничениями, с ДЦП, часто бывают колясочники, для которых есть отдельный стол, занимаются пара слабослышащих девочек и ребята с опорно-двигательными нарушениями. Анастасия не уставала каждые несколько минут вновь объяснять тему занятия и описывать ожидающие нас результаты. Её спокойный, как звёздное небо, подход к самым абсурдным ситуациям восхищал меня. Первое, что я спросила, когда осталась тет-а-тет с Анастасией: «Сложно?». «Нет», — с улыбкой ответила интервьюируемая.
«Здесь я остаюсь по многим причинам, одна из которых – положительные и искренние эмоции, каких меньше у здоровых людей. В этом месте они возникают даже тогда, когда у человека не совсем получается, но он видит, что может рисовать, что это творчество доступно. Для себя я обозначаю это и как развитие социальных навыков. Когда погружаешься в этот мир, начинаешь понимать, как правильно общаться с разными людьми и осознаёшь, почему мы редко их видим. В мире нужна доступная среда, а общество должно больше с такими общаться, чтобы перестать бояться и перестать испытывать жалость. Эти люди могут больше, чем нам кажется».

Танцевальный ритм, пронзающий в тишине
Первая встреча с «Нашим местом» в ноябре стала источником не только новой информации, но и ранее незнакомых эмоций. На большом экране включили танцевальный клип «Эко-Дэнс» от команды «SoDa». Четыре минуты просмотра вызвали дрожь по телу, очередное осознание того, что без слов можно говорить, да так громко и воодушевляюще! Узнав, что в танце приняли участие люди с ограничениями слуха, я начала тонуть в вопросах и догадках, возникающих в голове.
Я ощутила кульминацию своего погружения в мир инклюзий, когда журналистская деятельность привела меня к Дмитрию Сергеевичу Хлыбову. Он – представитель современной и эстрадной хореографии, танцевавший на одной сцене с хореографами шоу «Танцы» и участвовавший в том самом клипе, взбудоражившем моё сердце несколько месяцев назад. Более того, Дмитрий является педагогом инклюзивного танцевального коллектива «SoDa», в котором занимаются волонтёры, люди с инвалидностью по слуху. С детства он следует девизу: «Танцы, танцы, танцы и только танцы!». Ограничения слуха не стали ему преградой на пути к свету софитов и объективам камер.

— Что действительно важно, чтобы быть танцором и достигать высот, несмотря на ограничения?
— Если чувствуешь, что ты хочешь заниматься каким-то делом, оно действительно важно, тогда всё будет получаться. Когда я слушаю музыку, что-то начинает гореть внутри меня - я танцую. Не могу сидеть просто так, вот мне надо плясать и фантазировать о том, какие свои идеи могу донести, что я хочу сказать с помощью танца. Для танцора важна не музыка, самое главное для любого творчества – мотивация и любовь к хобби. Хотелось бы, чтобы люди нашли то, что им по душе, нашли своё место. Я вот с детства понимал, что отличаюсь, но не чувствовал себя каким-то отдалённым, потому что танцевал на уровне остальных. Люди вокруг удивляются, многие вообще не сталкиваются с подобным. Мне нравится, что всё чаще и чаще слышат об этой теме, о клубе «Наше место», разрушающем стереотипы.

— Что танцоры с ограничениями слуха чувствуют во время танца, где, как многие считают, важно умение слушать музыку?
— В коллективе есть полностью глухие, они чувствуют музыку вибрациями, даже опыт не нужен, лишь более тщательный подбор музыки и акцент на ударные звуки. Я вот ничего без аппарата не слышу, а в танце пользуюсь обоими способами восприятия: через звук и через вибрации. Если спросить: «Как это делается?», ребята закроют вам уши, положат ваши руки, например, на подоконник, включат музыку. И те, кто не чувствовал этого раньше, восхищаются: «Как круто!», — я давно начала осознавать, что громкая музыка во время выступления или репетиции по-особенному влияет, проходит сквозь тело волнами, что превращаются в цунами эмоций. После интервью, когда я вновь попала под энергию баса из колонки, кажется, ощутила резонанс. После я положила ладони на пол, замечая лёгкую дрожь пальцев. А ведь соприкосновение музыки и человека вправду удивительно!

— Какими становятся танцы, когда нет ни музыки, ни вибраций, а лишь тишина?
— У меня был очень необыкновенный и неожиданный опыт танцев в полной тишине. Мне сказали: «Дим, попробуй без аппарата станцевать с партнершей». Она вообще не слышит. То есть на сцене танцуют два полностью глухих человека. Это была ну очень волнительная и даже стрессовая ситуация для меня, ведь если я снимаю аппарат, то теряюсь сразу, мне становится скучно. Конечно, дома я без него – отдыхаю, но на выступлениях всегда с ним. Музыка играет, и меня это возбуждает, хочется танцевать. А здесь тишина. Знаете, такое чувство, как будто мы вдвоём, больше никого нет на свете, никого вокруг.

— Как ограничения слуха влияют на повседневность?
— Я привык. Даже не знаю, хотел бы услышать мир без аппарата. В тот момент, когда не слышу, я отдыхаю от трудного дня в тишине, не улавливая шум улиц. Мне спокойно, ничто не мешает, я даже ухожу из реальности в какой-то мере. Но трудности возникают, конечно. Общение страдает у меня, так скажем. Все разные, у всех разные глаза и артикуляция, я не всегда понимаю, а особенно во время масочного режима, ведь чаще всего читаю по губам. Ладно, можно написать на бумажке или в телефоне, чтобы заказать кофе – поймут. Но есть другие ситуации. Например, вызов пожарных, скорой помощи. Ты не понимаешь, тебя не понимают. В эти моменты злишься, что нет доступной среды.

— Какие черты должно приобретать общество, чтобы общение стало доступнее, приятнее, а границы в понимании стёрлись?
— Однажды, когда я был в гостях у друга, все ребята там были слышащие. Кто-то специально тише делал музыку, чтобы я лучше слышал разговор. Для меня это знак уважения. Кто-то с правой стороны специально подходил, ведь там аппарат. Один человек, которого я не знал ранее, подошёл ко мне и заговорил на жестовом языке, для меня это вообще неожиданно было и так приятно. Мне даже старались переводить некоторые песни, которые играли, меня пытались поддержать. Я не прошу учить РЖЯ, но даже если немного знаешь: «Привет. Как дела? У меня всё хорошо» и отвечаешь на просьбы о помощи, то для нас это счастье, ведь сейчас редко таких людей встречаешь, к сожалению. Есть и то, что стоит знать каждому: при общении нужен постоянный зрительный контакт, артикуляция помедленнее, слова полегче. Вообще есть телефоны, в которых можно писать. Просто нужно толерантное общество, желание понять друг друга.

—Спасибо Вам большое, — сказала я, протянув бумажного журавлика по окончании интервью.
— Можно обняться?

Это только начало
Объятия завершили моё интервью. Они даже стали символом того, что теперь я ближе к миру инклюзий, к его понимаю. Но нельзя останавливаться, ведь на себе ощутила границу, построенную из стереотипов, предрассудков и страхов. Я знала несколько слов на РЖЯ, знала дактиль*, но не сказала жестами даже «Спасибо». Это не грубость и не эгоизм, а небольшое волнение. Такое чувство возникает, когда ты говоришь с иностранцем на его языке, который хоть немного знаешь, но боишься допустить глупую ошибку или перепутать самое простое слово. Конечно, я была в себе разочарована, даже на себя зла, но это дало мотивацию рассказывать о необходимости стирать границы между нами и теми удивительными людьми. И каждый день я знакомлю своё окружение, одного человека за другим, с базовыми фразами на жестовом языке. Например, «Здравствуйте», «Добрый день», «Извините».
Помашите рукой этому открытому и свободному миру инклюзий, говоря: «Привет». А теперь сожмите руку в кулак, прикоснитесь внутренней стороной ко лбу, после к подбородку, не забывая артикулировать и произносить такое важное слово: «Спасибо».

Примечания
РЖЯ* - Русский жестовый язык
Жестовый язык* - такое словосочетание считается верным по отношению к языку, на котором говорят глухие. А привычное для большинства выражение «Язык жестов» обозначает язык тела, мимику, наши попытки объяснить слова в игре «Крокодил»
ОВЗ* - ограниченные возможности здоровья
Да́ктиль* - жестовая азбука; каждой букве соответствует отдельный жест

Ссылка на публикацию: https://vk.com/@to4ka_zreniya74-nashe-mesto

Публикации в СМИ